Распорядительная власть лизингодателя в отношении предмета лизинга: как далеко простираются пределы? – Журнал Цивилистика
×

В последнее время лизинговый договор представляет собой одно из наиболее часто заключающихся соглашений, а рынок лизинга демонстрирует достаточно стабильный рост. Вместе с тем сложности, связанные с квалификацией данного договорного типа, существуют в российском праве по сей день. Вероятно, одной из главных проблем подобного рода является урегулированность лизингового договора в гл. 34 ГК, посвящённой аренде: из этого неоднозначного решения отечественного законодателя проистекает множество сложностей в восприятии лизинговых правоотношений.

Одной из таковых является спор вокруг фигуры лизингодателя. Его роль в договоре может быть абсолютно разной: в зависимости от того, как сделку трактовать. Лизингодатель может рассматриваться либо в роли займодавца, финансирующего приобретение вещи для заёмщика от собственника; либо же как арендодатель, передающий вещь из своей собственности под отлагательное условие арендатору. Разумеется, что от разрешения поставленной правовой проблемы напрямую зависит и понимание пределов возможности лизингодателя распоряжаться вещью, находящейся в лизинге.

Возможность залога предмета лизинга лизингодателем, классическое отчуждение предмета лизинга третьему лицу, а также необходимость согласованности такого поведения с лизингополучателем являются актуальными и животрепещущими вопросами, разрешение которых необходимо для стабильного функционирования гражданского оборота.