Зачетное сальдо – Журнал Цивилистика
×

Законодатель и правоприменитель призваны (по крайне мере в правовом государстве) отслеживать реализацию гражданами и юридическими лицами, принадлежащих им прав и обязанностей и, соответственно, пресекать недобросовестное поведение участников гражданского оборота, выявленное при такой реализации. 

По мнению авторов, одной из таких реакций на выявленные злоупотребления явился (хотя, возможно, сейчас этого уже никто и не вспомнит) действующий в Федеральном законе от 26.10.2002 № 127  «О несостоятельности (банкротстве)» запрет на совершение зачета встречных однородных требований после возбуждения дела о банкротстве и как следствие возможность оспаривания таких зачетов, как совершенных с предпочтительным удовлетворением требований кредиторов (абз. 6 п. 1 ст. 63 Закона, пп. 1 п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Анализ судебной практики по делам о банкротстве последних лет (с момента установления запрета) показывает, что суды были нещадными в отношении подобных зачетов и безоговорочно признавали их недействительными. Вместе с тем, в рамках сделок, подпадающих под оспаривание, может совершаться исполнение, в частности уплата покупной цены, внесение аванса, передача вещи, выполнение работ, в связи с чем происходит увеличение имущества применительно к какой-либо стороне договора.

В этой связи возникает вопрос урегулирования встречных обязательств при наличии фактического исполнения со стороны должника и контрагента. Разрешение данного вопроса затруднительно с учетом специфики банкротного права. По мнению А.В. Егорова, подобное положение дел являлось явно неудовлетворительным и стесняющим гражданско-правовой оборот, и как следствие не могло оставаться более без внимания. И уже с января 2018 года правоприменитель (то ли услышав глас «юридического народа», то ли по собственному разумению) начал разворот от столь кардинального решения о запрете зачетов, применив правовую конструкцию сальдо (даже в ситуации, когда стороны именовали акт о прекращении обязательств зачетом) как способа обеспечения баланса интересов кредиторов и должника.

Целью настоящей публикации является не критика выработанного Верховным Судом РФ подхода, а попытка поиска истоков этого решения в другом, не чуждом нам немецком правопорядке, из которого российским законодателем было реципировано много законоположений, и сравнение двух этих подходов между собой.

Доступ ограничен