К вопросу о направленном отказе от наследства: компаративный анализ – Журнал Цивилистика
×

Актуальность исследований в сфере наследственного права непосредственным образом связана с состоянием правового регулирования в имущественной сфере граждан и в целом с развитостью этих отношений. Богатство круга объектов гражданских прав, степень вовлечённости граждан в экономический и прежде всего коммерческий оборот, развитость отношений потребительского кредита – факторы, обуславливающие наличие или отсутствие детального и обстоятельного правового регулирования отношений, связанных с переходом имущества умершего лица к его наследникам, а также научного интереса к этой сфере.

К сожалению, революционные изменения в правовом регулировании и доктрине отечественного права, происшедшие после 1917 года, возможно, в наибольшей мере сказались на праве наследования. Развитие доктрины наследственного права, достигшее высокого уровня в конце XIX – начале XX века, с переходом к новому социально-экономическому строю приостановилось. Это было обусловлено объективными причинами: снижением экономической активности советских граждан, утративших возможность предпринимательства; заменой частной собственности собственностью личной, имевшей исключительно трудовой и потребительский характер; идеологической установкой на преимущественно социально-обеспечительную функцию наследования и, как следствие, ограничением свободы завещания и круга наследников по закону. В процессе развития советского наследственного права влияние этих факторов постепенно снижалось . Однако ещё к середине 80-х годов XX века состав имущества, которым распоряжался завещатель и которое приобретал наследник, был очень ограниченным, предъявление кредиторами наследодателя требований к его наследникам осуществлялось достаточно редко, узкий круг наследников по закону обуславливал преимущественно неформальный характер отношений между лицами, принимающими наследство. Вследствие этого основной акцент в правовом регулировании наследственных отношений и основной научный интерес в этой сфере сосредотачивался на проблемах, связанных с приобретением наследства.

В последние несколько десятилетий ситуация резко изменилась. Граждане активно участвуют в экономическом обороте, кардинально вырос рынок ипотечного и потребительского кредитования, всё шире граждане вовлекаются в инвестиционную деятельность на рынке ценных бумаг, состояние многих людей составляет миллиарды не только рублей, но и долларов, а представители так называемого среднего класса, как правило, имеют значительное количество разнообразных активов и пассивов. Это закономерным образом ведёт к актуализации проблематики, касающейся как наследования в целом, так и ответственности по долгам на случай прекращения юридической личности физического лица его смертью.

Настоящее исследование мы хотели бы посвятить довольно оригинальному изобретению советского наследственного права – направленному отказу от наследства. Напомним, что направленный отказ от наследства – это отказ призванного к наследованию наследника в пользу других наследников данного наследодателя. Статья 1158 ГК позволяет отказаться от наследства в пользу наследников по завещанию или наследников по закону любой очереди независимо от их призвания к наследованию, если только они не лишены наследства, а также в пользу тех, которые призваны к наследованию по праву представления или в порядке наследственной трансмиссии. Не допускается совершение направленного отказа:

– наследником по завещанию, если всё имущество наследодателя завещано назначенным им наследникам;

– наследником, которому подназначен наследник; а также

– в отношении обязательной доли в наследстве.

Отдельно в Кодексе подчёркивается, что отказаться от наследства в пользу кого-то, кто не является наследником данного наследодателя, запрещено.

Таким образом, современное российское законодательство, с одной стороны, предоставляет наследнику некое право распорядиться причитающимися ему правами в отношении наследства, распорядиться самостоятельно, без оглядки на действительную или предполагаемую волю наследодателя. В результате такого распоряжения призванный к наследованию наследник (сонаследник отказавшегося) получает дополнительную долю в наследстве, а у не призванного к наследованию наследника возникает право наследования, которого у него ранее не было. С другой стороны, закон ограничивает распоряжающегося наследника в выборе бенефициара своего распоряжения. Чем с политико-правовой точки зрения обусловлено это ограничение при столь широком круге наследников и насколько такое ограничение обоснованно в современных реалиях – это вопрос, над которым мы предлагаем задуматься.

Важно иметь в виду, что наследование в рыночных условиях обеспечивает не только и не столько интересы наследников умершего, но прежде всего интересы кредиторов. Именно они должны быть поставлены во главу угла в наследственном праве развитой рыночной экономики. По этой причине, очевидно, локомотивом, который не раз уже двигал в нашей стране развитие наследственного права, является право банкротное. Так случилось, например, с банкротством наследственной массы . Дискуссия о её возможности в российском правопорядке впервые возникла при подготовке постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 № 51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей» . Впоследствии этот институт получил закрепление в законодательстве о банкротстве, которое теперь позволяет возбудить дело о банкротстве гражданина даже после его смерти .

Такое же влияние, по-видимому, должно оказать банкротное право и на направленный отказ от наследства. Первые признаки подобного движения можно наблюдать в последние годы. Напомним, что постановлениями АС Московского округа от 10.05.2018 по делу № А41-42616/2015 и АС Дальневосточного округа от 08.09.2020 по делу № А24-2502/2017 направленный отказ от наследства был признан недействительным, как совершённый в преддверии банкротства в ущерб кредиторам наследника. Позиция судов получила поддержку ВС РФ .

Складывающаяся судебная практика существенно актуализирует проблематику распоряжения наследником правами, приобретаемыми им в процессе наследования, порождая множество вопросов, начиная от квалификации направленного отказа от наследства в качестве односторонней или двусторонней сделки и заканчивая вопросом о том, достаточно ли для обращения взыскания на наследственное имущество кредиторами наследника признания его отказа от наследства недействительным или всё-таки требуется акт принятия наследства. Как представляется, проработка этих вопросов должна происходить в рамках доктрины именно наследственного права. В этой связи мы полагаем целесообразным проследить ряд исторических и современных правопорядков на предмет наличия в них институтов, подобных российскому направленному отказу от наследства, т.е. институтов, опосредующих распоряжение наследником приобретёнными им наследственными правами.

Доступ ограничен