В поисках баланса интересов кредитора и должника в деле о банкротстве гражданина (пока маятник тотального освобождения от долгов не качнулся в обратную сторону) – Журнал Цивилистика
×

 Действующая практика применения п. 3, 4 ст. 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее Закон о банкротстве) в целях освобождения должника от обязательств предполагает только оценку его добросовестности, но игнорирует вопросы взаимного положения сторон после завершения дела о банкротстве, не предусматривает оценку обстоятельств, не связанных с недобросовестностью должника, таких как несбалансированный и несправедливый результат процедуры банкротства, когда должник освобождается от долгов независимо от того, какую цель он преследовал в процедуре банкротства: сделать все возможное, чтобы удовлетворить требования кредиторов, либо как можно скорее завершить производство по делу с наименьшими для себя финансовыми (а также трудовыми) издержками.

В рамках настоящей статьи рассматривается возможность диспозитивного толкования п. 3 ст. 213.28 Закона о банкротстве и расширения дискреционных полномочий суда в вопросе освобождения должника от обязательств.

Предлагается рассматривать неосвобождение от долгов не только как санкцию, применяемую к должнику в случае установления его недобросовестности (п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве), но и как инструмент обеспечения баланса интересов кредиторов и должника, когда освобождение от обязательств в полном объёме явно не соответствует целям Закона о банкротстве.